Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:38 

Meine ehre heisst treue
Храмовая капель
Как колыбель
Вечного возвращения
Храмовых капель,
Похожих на скальпель,
Христова рождения.

Концы мечети
Как дети,
Переросшие отцов
И взявшие плети.
Попадём ли в сети
Наших сынов?

Цветок и заря
На макушке декабря
Полагают новую жизнь.
Говорят, не зря
Гаутама видел моря
Династии Минь.

Пусть плывут вокруг
Слившиеся вдруг
Тринадцать гробов.
Поднимусь я на луг,
Если я близорук —
Положи мне оков.

Ведь я знаю, что ты
Там, где пахнут цветы.
Там, где пахнет тобой.
Там, где дыхнёшь высоты —
Ты построишь мосты,
Если шагну с не той.

* * *

Ты спрашиваешь, что такое путь.
Ты думаешь, что поезд любит рельсы.
Ты замечаешь, как струится ртуть,
И что Вселенная — творение умельца.

Я отвечаю, что такое суть.
Я думаю, что тропы есть явленье леса.
Я замечаю, как хочу уснуть,
Улавливая пенье беса.

Ты говоришь мне — просто будь.
Я говорю — Атланту впору веса.
Ты втягиваешь воздух во всю грудь,
Пора ли разбудить мне Ахиллеса?

22:20 

Джихад

Meine ehre heisst treue
Ты сражаешься. Ты проигрываешь.

В тяжелейшие моменты всегда обращайся непосредственно ко Всевышнему. Он предписал тебе войну против всего сущего. Он предписал тебе джихад.

И ты сражался. И ты сражаешься. И ты проигрываешь. У тебя опускаются руки.

Ты знаешь, что будешь сражаться до конца времён, пока не кончится само время и бытие.

Потому что твоя вера сильнее. Потому что ты познал Всевышнего. Потому что тебе не страшны ужасы повседневности, тебе не страшны невзгоды, которые отпускает тебе жизнь. Тебе не страшны ни окружающие, ни ты сам, ни сны разума, ни разум снов. Тебе не страшно отсутствие денег, тебе не страшно их наличие. Тебе не страшен голод, тебе не страшно чревоугодие. Тебе не страшны тяжёлые заболевания, психические расстройства, гнев, апатия, предательство, боль, смерть.

Аллах наблюдает за тобой с высоты иссиня-чёрного полотна, и тебе следует помнить об этом. Тебе — грустному, радостному, нищему, богатому, больному, здоровому, молодому, старому, белому, чёрному, живому, мёртвому.

Тебе — верующему. Тебе — сражающемуся ни за что и за всё. Ты сражаешься с жизнью. Ты сражаешься со смертью.

Чтобы жить. Чтобы умирать.

Ничего в этой реальности не имеет значения кроме как в свете великого джихада с этой реальностью.

Ты сражаешься. Ты выигрываешь.

09:24 

Фикрайтерам

Meine ehre heisst treue
nezapad.ru/masonry_one/

Распространение суфизма среди городского и сельского населения, несомненно, возникло как прямое следствие нарастающего сочетания суфийской святости с популярными культами святых в XI-XII вв.10 Н.Н. Дьяков пишет, что «быстрое распространение исламского мистицизма на Западе, по всей видимости, объяснилось оказавшейся для него благодатной местной почвой. Утверждению суфийских идеалов среди берберского населения способствовало их извечное преклонение перед праведниками-аскетами, а также склонность к магии и мистицизму. Свою роль сыграла и реакция местных неофитов на социально-политические катаклизмы эпохи Альморавидов и Альмохадов (XI-XIII): внутригосударственные смуты и кризисы, падение общественной морали». 11

Если попробовать спроецировать эти утверждения в контексте того же исторического промежутка времени на мусульманский Восток, то они не покажутся далекими от положений, сложившихся на магрибинских территориях. Склонность к магии и мистицизму у местного населения существовала до установления государств с мусульманским вероисповеданием, особенно если учесть тот факт, что именно на территории исторического Ирана в доисламский период «маги» получали официальный статус и «образовали общественный класс, маг-истан, «страну магов», то есть корпорацию магов и разделились по иерархии». 12

Свою роль в распространении суфизма сыграли и социальные потрясения. Если в странах Магриба таковым являлся кризис эпохи Альморавидов и Альмохадов (XI-XIII), и, как итог, падение общественной морали, то в восточных провинциях мусульманского мира – это разложение Аббасидского Халифата, политическая жизнь которого характеризовалась постоянными смутами, нашествиями тюрок и монголов. Становится ясно, что если вести речь о реакции новообращенных мусульман из числа населения территорий Ирана к социальным потрясениям, то на местном уровне были созданы все условия для распространения этого направления в исламе.

10:54 

Meine ehre heisst treue
«Люди часто спрашивают меня, знаю ли я пророка Мухаммеда».

Неоднократно задавался вопрос: почему в такую организацию как, например, всё тот же распиаренный ИГИЛ уезжают люди, казалось бы, выросшие в совершенно иной культурой парадигме? Откуда в новостных блоках, посвящённых исламскому терроризму, появляются вести о славянах - русских, белорусах, украинцах – воюющих в рядах арабских организаций? Как получилось так, что одиозная студентка МГУ Варвара Караулова приняла ислам и пыталась сбежать в Сирию, навстречу черному знамени джихада?

Для того, чтобы найти ответ, достаточно оглянуться вокруг.

Одни, исполняя пророчества неомарксистов, захлёбываются священным культом потребления. Вторые сходят с ума, намертво закристаллизировав взгляд глаз и ума на экран телевизора, навечно замкнув на одной и той же повторяющейся программе параноидального бреда. Третьи живут непонятной, пугающей уродством жизнью постмодернистского хипстера: ловят покемонов в храмах, режут вены перед веб-камерой, подворачивают, подворачивают, подворачивают. Не только концы порванных джинс, но и изнанку реальности, обнажают, помимо щиколоток, мир наизнанку. Четвёртые живут широкой жизнью, потребляют, колят, нюхают, дают взятки, получают слепленные из пустоты дипломы, занимают пустотные должности, работают пустотные работы и проживают пустотную жизнь.

Безумие можно описывать долго. Этому посвящена не одна серия статей, уничижающих, высмеивающих, серьёзных. Попытаемся представить другую картину.

Наш герой смотрит вокруг, прямо как мы пару абзацев назад. Смотрит и понимает, что никакого места для него в этой агонии для него нет. Но как-то случайно он выходит на некий продукт исламской культуры – неважно, отчаянное ли это пение Муцураева о воинах исламской реконкисты, военные нашиды Абу Али или видео, на котором кому-то отрезают голову. Главное - он понимает, что есть альтернатива. Злая, яростная, безумная. Она максимально проста и максимально опасна. Общество – на какие бы уровни шизофрении оно не делилось – боится этой альтернативы до усрачки, до животной паники, которую, несомненно, заслуживает.

Философия проста, как АК74: существует нечто правильное, умеренное, нечто, где нет места всей грязи, что льётся на тебя отовсюду. Таких вещей на самом деле много, но сейчас, в эпоху постмодернистской дискотеки – ведь культура-то уже кончилась, теперь игры – есть лишь одно нечто, способное дать в руки неофиту автомат и волю делать то, о чём он втайне мечтает. Наш герой понимает: чтобы реализовать себя, не нужно гнаться за последним смартфоном, не нужно красить волосы в фиолетовый цвет, не нужно кричать о том, насколько ты уникален или что на Донбассе убивают детей. Тебе не нужно кричать ни одном, разве что одну фразу, которая слепит своей заклинательной краткостью и мощностью.

И вот тогда всё и начинается.


10:17 

Meine ehre heisst treue
Амир взял небольшую спортивную сумку в которой было немного вещей и ничего больше
он не хотел уезжать но выбора почти не оставалось
почти
Алина протянула конверт с деньгами билет в один конец и руку на прощание
мы ещё увидимся нет я так не думаю но хочу
всё будет ведь хорошо с тобой да тоже не уверен и тоже хочу
тонкая бледная ладонь коснулась оцарапанных костяшек
двадцать минут назад прибытие на вокзал а желание уехать примерно два дня раньше
туркестанский экспресс до подмосковного города
маршрутка до вокзала сорок пятая душный день июль пыль детства и прощание закрутились над дорогами по которым он ехал чтобы сбежать
запястье ломило от боли швы на животе отдавали стальной резью как нож ставший причиной их появления
утро пять тридцать три на столе в квартире знакомого хирурга затаскивают на руках голова кружится от потери крови рука всё ещё сжата в кулак а другая держится за плечо Рустама
снимать рубашку не надо и так перерезана порвана окровавлена
кладут на клеёнку с рисунком фруктов которую быстро покрывают алые капли с примесью черного
что это такое что господи произошло не спрашивай сделай что-нибудь пожалуйста я тебя прошу у нас мало времени он сейчас сдохнет тут
залатали
час до этого покров ночной тишины нарушается пением птиц небо начинает синеть и пробивается солнце
Амир прячется за горожами недалеко от офиса фирмы в которой он потратил почти всю обойму
остались две пули и кастет вся жизнь и все драки в которых побывал
два мудака один с автоматом другой с ножом
тихо забраться на гараж перейти по крышам обойти со спины
выстрелил не попал
выстрелил попал
автоматчик упал
мудак с ножом обернулся когда он прыгнул
ударил в челюсть тот отшатнулся ударил попал в нос ощутил в животе что-то резкое и холодное ощутил ещё раз и опять и опять и ударил в кадык и мудак упал с хрипом и затих а сам скрючился сел стал набирать номер
янгиабадский рынок приезжай всё получилось но я умираю
вечер до этого квартира три парня кажется лет двадцать пять каждый
и чего ты хочешь этим добиться обычный вандализм их не остановит отвезут в ментовку посадят за порчу нет тут нужно другое
и что же
Амир достал пистолет положил на стол я сам всё сделаю вы только если что начеку если вдруг что совсем возьмите машину
день до этого Амир едет на чиланзар низкорослый татарин Руслан с которым вместе торговали
ты хороший парень работа есть поднимаешься невеста красивая руки от бога подумай надо ли а вдруг если ну ты сам понимаешь
ладно бери вот ствол денег не надо если то что рассказывают правда
кто знает может это не просто ствол а судьба которая попалась в руки
два дня до этого Амир приходит с работы две смены дневные ночные снимает туфли кто дома в ответ тишина
спустя две минуты тихий голос отца
оба курят окурков в пепельнице слишком много а мать шмыгает носом
три дня до этого микрорайон лето жара полудень дети играют во дворе на площадке качели песочница самодельное футбольное поле
из окон смотрят курильщики пожилые сидят на скамейках
мяч вылетает на дорогу между домами тротуар
за ним вылетает как пуля с площадки русский мальчик Андрейка
вылетает в переулок машина живущего неподалёку авторитета бизнесмена с международными активами
Андрейка лежит переломанный позвоночник а заплакать не успевает

19:48 

Meine ehre heisst treue
Зародились галактики, и
Энергия разверзлась по потокам
Пространства.
И
Странные петли частиц
Сложились во фрактальный узор.
Говорили звёзды, а потом -
Лао-цзы.
Где-то прорезался луч
Первый луч
Геометрическая линия
Переступила через абстрактность,
Врываясь в реальность
Реликтовым излучением.
Если мы хотим запомнить свет,
То запомнить его надо
По ярчайшим кометам.

После сорока лет искательства
Мухаммед переродился
В пещере Хира
На горе Джабаль ан-Нур.
И
Джабраил сказал,
Что Всевышний творил человека
Из сгустка крови.
Где-то вытекла капля
Багровой реки
Из рук Творившего.
Если мы хотим запомнить человека,
То запомнить его надо
По молчаливым намазам.

На полотнах небес,
Сотканных
Из ниток алых облаков,
Зажигается вечность.
И
На Востоке восходит
Мой полумесяц.
Если кто-то запомнит меня,
То пускай сделают это
По моим словам,
Обращённым к тебе.

15:26 

Собственно музыка

Meine ehre heisst treue
08.07.2016 в 01:28
Пишет ссученый заяч:

А теперь - серьёзно.


URL записи

The endless street called life

главная