19:19 

О японской политической элите конца XIX - начала XX годов

Lekteris
Meine ehre heisst treue
Как известно, власть в Японии опосля революции Мэйдзи 1867-1868 годов сосредоточилась в руках олигархии (хамбацу) и придворной аристократии. Появились влиятельные промышленные концерны (дзайбацу): Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда. Немалую роль в усилении их позиций сыграл мировой финансовый кризис 1900 г. Именно в подобных предприятиях и сконцентрировалось развитие японского капитализма. Вышеупомянутый кризис также способствовал поглощению малых предприятий крупными компаниями.

Паназиатская экспансия Японии не заключалась только в её военном аспекте. Стремление японских лидеров к завоеванию новых ресурсов выливалось и во вклады капиталов в Корее, Китае и на Тайване. Если немножко отвлечься от темы, то можно вспомнить, что политические изменения Японии в плане взятия курса на открытость и построение капитализма, берущие фактическое начало в 1840-ых годах и далее, отнюдь не в последнюю очередь были вызваны поражением Китая в «опиумной войне» 1839-1842, что свидетельствует о региональной эволюции. Но это мы ещё разберём отдельно.

Революция Мэйдзи сместила вектор политической борьбы в сторону партий, пришедших на замену аристократической бюрократии и являвшимся новшеством per se; можно вспомнить и упадок самурайского класса как такового, но это не наша тема. Основными кругами, представляющими противоположные стороны, являлись торговая и промышленная олигархия (хамбацу) супротив военного класса, который, впрочем, зачастую просто занимал сторону другого олигархического лагеря.

Слияние Прогрессивной и Либеральной партий в 1898 г. вылилось в создание Конституционной партии (Кэнсэйто). Создателем японской конституции был Ито Хиробуми.



«Ито — друг мой закадычный!» (с) император Муцухито.

Ито имел весьма интересную биографию в плане поездок заграницу, что было крайне нехарактерно для японского изоляционизма. Происходил он из семьи простолюдинов – самурайский класс, но не особо знатный, семейная пара Мори из клана Тёсю, усыновившая мальчика Ито и давшая ему образование. В 1863 г. он отправился на учёбу в Англию, а в 1870 году, будучи назначенным советником по иностранным делам, уехал в США изучать систему валютного обращения. Но до этого Ито пускался в довольно лихие авантюры, чего только стоит поджог британской дипмиссии. Парень, в то время учившийся в военной академии знаменитого Ёсиды Сёина, вместе с двумя сотоварищами на борту шотландского корабля Томаса Блэйка Гровера отправился туда – в тогда ещё не такую уж и старушку Европу. Путешествие отчасти имело и политическую подоплёку: Гровер сам по себе способствовал противникам сёгуна, а Ито был в первых рядах реформаторов. В Англии японец изучал право и военную науку.

Собственно говоря, «Муцухито видел заграницу глазами Ито», как говорит нам Стерлинг Сигрейв в своей знаменитой монографии. Ито же и работал Несомненная заслуга Ито, помимо прочего, лежит и в широкой деятельности по упрочнению авторитета императора в общественных глазах, ведь после революции Мэйдзи следовало придумать новую идеологию – коей стало обожествление императора. Кроме того, Ито Хиробуми ещё и являлся и главным собутыльником императора Муцухито, что, как известно, весьма и весьма способствует укреплению дружеских отношений.



Император Муцухито. Вдовствующая императрица Харуко в традиционном японском костюме.

Конституцию Японии приняли в 1889 г., и создателем её являлся именно наш герой Ито Хиробуми. Конституция окончательно утвердила политический институт императора и являлось несомненным успехом долгой деятельности Ито, к тому времени уже ставшего одним из главных игроков на японской политической арене. Однако он был далеко не единственной значимой персоной, в своё время славно потрудившейся на благо Ямато и императора.



Генерал Ямагата Аритомо.

Если Ито Хиробуми создал японскую конституцию, то Ямагата Аритомо реорганизовал императорскую армию. Если Ито Хиробуми принадлежал к классу олигархов, за которыми стояли промышленные концерны и монополии, то Ямагата Аритомо всеми силами старался провести широкомасштабную милитаризацию страны, являвшуюся целью японских военных кругов. Император симпатизировал Ито из-за его бесшабашности и склонностью к неформальному общению, а Ямагата в то же время был неистово суров. Процитирую уже упомянутого Сигрейва:

В 1905 г. посол Великобритании в Японии сэр Клод Макдональд присутствовал на одном из таких банкетов: «Князья… обращались [к Муцухито] с подчеркнутым почтением, однако… Ито… как представляется, говорил абсолютно как равный с равным и травил шутки, вызывавшие у прямого потомка Солнца взрывы смеха. Для меня это стало откровением, и я с удовольствием отметил, что, будучи микадо, он тем не менее ведет себя очень непринужденно и естественно». «Благорасположенность» императора к Ито послужила причиной дикой ревности и зависти придворных. Суровый, «нерасслабляющийся» генерал Ямагата во всеуслышанье задавался вопросом о благоразумности оказания «исключительного доверия некоторым субъектам»: неразборчивость в средствах подобных субъектов могла ввести императора в опасное заблуждение… Однако именно Ямагата, а не Ито, как выяснилось, оказался «змеей».

При поддержке императора Ямагата провёл закон, согласно которому морской и военный министры могли назначаться только из числа офицеров высших рангов. Это было первым шагом к основной цели военной элиты Японии: милитаризация финансовых предприятий.

Это, как уже можно понять, самим финансовым предприятиям отнюдь не нравилось. Будучи лидером олигархического лагеря, Ито возглавил противоборствующую Ямагате группировку, социальную базу которой составляла сельская буржуазия: милитаризация в первую очередь предполагала создание земельного налога, что серьёзно ударяло по сельскому хозяйству. Ито поддержали и промышленные концерны, что вылилось в создание в 1900 году партии Сэйюкай (Общество политических друзей). В него вошли члены акционерных компаний, депутаты парламента и некоторые чиновники.

И таки удалось: в том же году Ямагата покинул пост премьер-министра. Однако уже в 1901 его ставленник, Кацура Таро, возглавил кабинет.



Именно Кацура пролоббировал вопрос о русско-японской войне. Судьба его отчасти схожа с уже описанными деятелями японской политики: тоже выходец из самурайской семьи, тоже реформатор, тоже сторонник антисёгунов – разве что с Ито Хиробуми они разошлись дорогами. Участвовал Кацура и в японо-китайской, да и аннексия Кореи не обошлась без участия оного господина; был он и сторонником силовых методов, столь популярных во время подавления корейских партизан. Впрочем, биографию мы его тоже опишем как-нибудь в другое время. С корейскими националистами у нас связано кое-что более важное.

«Он застрелил меня. Идиот!»



… Ито Хиробуми был застрелен корейским националистом Ан Чунгыном 26 октября 1909 года. Тут я велосипед придумывать не стану и просто процитирую Википедию:

В октябре 1909 года Ито Хиробуми выехал в Харбин для встречи с российским министром финансов В. Н. Коковцовым. Планировалось обсудить вопрос о полной аннексии Кореи Японией. 26 октября в 9 часов утра поезд, на котором ехал Ито, прибыл на станцию. После того, как Коковцов зашёл в вагон, Ито тепло поприветствовал его и высказал уверенность, что между Японией и Россией всегда будут мир и дружба. Коковцов предложил ему сойти на платформу, где выстроился почётный караул. Когда они совершали обход караула, Ито Хиробуми был застрелен корейским националистом Ан Чунгыном.

На самом деле, неважно то, на что рассчитывал Ан Чунгын – он думал, что смерть японского князя и дипломата поспособствует получению Кореей независимости. Он обвинил Ито во всех проблемах своей страны – и прогорел. Кацура Таро сказал об инциденте следующее:

Политика Японии не изменится из-за смерти князя Ито. Мы будем следовать его мирным инициативам и традициям, которые он оставил.


Дальше были экономические кризисы и подъёмы, пылали «рисовые бунты» и цвел корейский первомарт, случались землетрясения и гремели мировые войны. Память об Ито жива до сих пор.




@темы: История

URL
   

The endless street called life

главная