Lekteris
Meine ehre heisst treue
Первым сигналом начала заразного финансового кризиса в Азии было падение тайского бата в июле 1997 года.

В 1980-ых годах общемировым кризисом были охвачены не только колеблющаяся Латинская Америка, не только нестабильные африканские государства, но и европейские социал-демократические режимы, столкнувшиеся с проблемой сокращения бюджетных дефицитов и свернувшие ряд благотворительных программ. Азия, по правде говоря, обходилась малым, исключая разве что Корею, но там присутствовал быстрый рост экспорта, достаточный для того, чтобы обслуживать корейский долг.

Волна валютных и финансовых кризисов обрушилась на Юго-Восточную Азию девальвацией тайского бата и перешла от Таиланда к остальным государствам ЮВА: на Тайвань, Сингапур, Корею, Филиппины, Индонезию, Малайзию, а затем на Россию, Бразилию, Эстонию, Австралию и Новую Зеландию. Обвал промышленного индекса Dow Jones на рекордные 554 пункта 27 октября, согласно Wall St. Journal, был прямым следствием азиатского кризиса.

МВФ установил новые условия рефинансирования по шкале, которая предназначалась для спасения Мексики от банкротства в 1994-1995 годах. В феврале 1998 года тайский бат и корейская вона потеряли почти половину своей стоимости по отношению к доллару по сравнению с июлем 1997. Индонезийская рупия, в свою очередь, упала на три четверти (1).

Интерпретация кризиса на Западе воплотилась в двух противоположных точках зрения. Одна из них провозглашала «мучительное рождение азиатского капитализма»,(2) вторая гласила о «прозвучавшей панике, вызывавшей долговую дефляцию».

Для начала определимся, что есть финансовый кризис. Мишкин (1999, с. 6) приводит такое определение: «если финансовая нестабильность становится достаточно серьёзной, это может привести к полному обрушению функционирования финансовых рынков, это ситуация, которая классифицируется как финансовый кризис».

Долговой кризис быстро перерос в кризис развития: падение уровня жизни и производительности, безработица, девальвация валюты и резкое повышение импортных цен. Если выражаться коротко, то помимо других факторов основной проблемой азиатского коллапса был кризис ликвидности. Способствовали этому следующие факторы:

1) Нестабильные режимы валютного обмена и резкое падение курсов валют;

2) Колебание цен на акции;

3) Неудачные попытки вмешаться в деятельность валютных рынков и усиление государственного контроля над капиталами;

4) Профилактические меры краткосрочного повышения процентных ставок и послабление контроля над монетарной политикой;

5) Коллапс в сфере недвижимости: перегретые цены и переизбыток собственно недвижимости;

6) Рост количества невыгодных кредитов и невозможность оплатить их.

Но обозревая этот финансовый кризис, нельзя концентрироваться лишь на ликвидности, следует рассматривать его как совокупность кризиса самих государственных финансовых систем. В случае с Индонезией, можно предположить, что политическая и социальная нестабильность стала результатом тотальной безработицы и резко возросших цен, которые и вызвали экономический и политический коллапс.

После крушения собственной валюты Таиланд вынужденно перешёл в так называемому «режиму управляемого плавания»; так называется ситуация, при которой цены на валюту колеблются изо дня в день, но центральные банки пытаются повлиять на них покупкой/продажей валюты. Таиланд перешёл к этой системе после того, как на него воздействовали скачкообразные спекулятивные распродажи летом 1996 (конец июля - начало августа) и в феврале/мае 1997 года. Неспособный противостоять их давлению, 2 июля 1997 года Таиланд отказался от привязки к доллару и переключился на «управляемое плавание».

И бат обвалился.

Начнём мы именно с разбора Таиланда, и прежде всего взглянем на предысторию сложившейся кризисной ситуации: середина 1980-ых для Таиланда – время быстрой индустриализации, максимально ориентированной на экспорт. Инициатива была поддержана серьёзными вкладами ПИИ (прямые иностранные инвестиции), но это же и вызвало структурные проблемы, которые подорвали конкурентоспособность страны.

Во-первых, иностранная поддержка некоторых видов продукции очень быстро истощилась – особенно в плане квалифицированного труда и инфраструктуры – и вела к определённым поставочным ограничениям и повышению цен. Во-вторых, капиталовложения вели к подобию «голландской болезни», но в немного другой сфере, нежели это случилось в классическом варианте. Термин появился в 1970-ых после находки в 50-ых – 60-ых годах месторождений газа в части Северного моря, принадлежащей Голландии, и соответствующих процессов, прошедших в стране после смены направления экономического курса. «Голландской болезнью» обычно называется подрыв традиционных отраслей экономики страны: новые инвестиции в новые месторождения приводят к росту цены национальной валюты, но в то же время снижают конкурентоспособность, занятость и (особенно) производство в традиционных отраслях экономики. Что чревато.

В тайском случае мы видим резкое поднятие цен на товары внутреннего использования (в особенности недвижимость) по сравнению с экспортируемыми товарами. Это вызвало нерациональное использование ресурсов, реальное укрепление национальной валюты и нанесло ущерб экспортной экономике. (3)

Эти трудности определили медленный спад экономического роста Таиланда в ранние 1990-ые, но были замаскированы под экономическую либерализацию. Дерегуляция (4) и конвертируемость капитала (5) в 1991-1993 – вынесенные за рамки контекста чрезвычайного энтузиазма международных рынков по отношению к Азии – привели к массовым денежным вливаниям. Общий внешний долг увеличился вдвое всего лишь за два года. Валовые внутренние инвестиции выросли на 40% ВВП – больше, чем экономика Таиланда могла в себя вобрать.

При отсутствии какой-либо политики регулирования этих влияний, большая доля долговых обязательств была деноминирована (6) в короткие сроки (портфели ценных бумаг и банковые кредиты) и стала уязвимой для волнения настроений на рынке.

Вызвав структурный обвал экспортной конкурентоспособности и структурное же искажение торгуемых/неторгуемых цен (7), финансовые влияния также спровоцировали резкий рост внутреннего потребления и такое же резкое снижение текущего платёжного баланса (8), «ценовой пузырь» активов, чрезмерные инвестиции в недвижимость и в товары, ориентированные на внутреннее потребление (сталь, автомобили, нефтепродукты, сфера услуг).

Провалились и государственные попытки взять ситуацию под контроль: не помогли ни прекращение искусственной поддержки бата по отношению к доллару, ни стерилизация финансовых вливаний, ни применение фискальной политики (9), ни другие попытки повлиять на распределение ресурсов. Фактически, эти меры лишь усугубили кризис тем, что поддерживали существующий политический курс. Таиланд пожертвовал финансовыми резервами ради бесполезной защиты, и создал новый специальный фонд (FIDF, Financial Institutions Development Fund). Как раз таки он и стал причиной, по которой тамошняя финансовая индустрия накопила массовый долг (to accumulate massive debts).

Существует несколько объяснений этим процессам. Для начала, нужно задать следующие вопросы: почему тайское правительство выбрало путь быстрой либерализации финансового сектора своей экономики? Почему было приложено так мало усилий в борьбе с очевидными проблемами, проявившимся в период 1994-1997 г.? Зачем защитная политика 1996-1997 г. проводилась так яростно, бездумно и с такими разрушительными результатами?

Было три ответа на эти вопросы. Первый: для тех, кто находился в основной оппозиции тайскому правительству – марксистам и сторонникам «устойчивого роста» - этот провал являлся просто неотъемлемой частью стратегии и не нуждался в каких-либо дополнительных объяснениях (Hewison 1998; Suthy 1997; Srisuwan 1998). Второй: для неоклассиков [сторонников неоклассической экономической теории] коллапс был просто «ошибками» правительства (Warr 1998; Phatra Research Institute 1997). Третий: неолибералы восприняли финансовый кризис как результат коррумпированности правительственного аппарата и чрезмерного вмешательства оного в дела финансового сектора, и всё это подводилось под термин «cronyism», то есть «панибратство», в данном смысле – «кумовство». Более тонкая версия – «банковское дело под политической защитой» (Krugman 1998) или же «некоммерческие отношения между банками, правительством и индустриальными компаниями» (Rubin 1998).

Период с конца 1950-ых по начало 1980-ых для Таиланда можно отметить как время стабильного и устойчивого экономического роста. Сие можно назвать заслугой эффективного тайского режима: основная роль в экономической политике страны была отдана отечественным банкам, само правительство проявило себя как уступчивое и готовое придти на поддержку руководство, стабильные макроэкономические условия укрылись под защитой Бреттон-Вудского соглашения (10). На самом деле, тайская система представлялась не особо характерной для Юго-Восточной Азии – он отличался от типичной для региона модели «государства развития» (11), но всё же вобрала в себя некоторые детали оной политики, такие, например, как сотрудничество государства и крупных частных компаний, введение механизмов ассигнования дефицитных ресурсов капитала в пользу растущим секторам экономики.

Тайские банки доминировали на рынке капиталов. Сами они появились между 1940 и 1960 годами, когда западные банки были мало заинтересованы в тайском рынке и позже гарантировали себе протекцию со стороны государства от иностранных конкурентов. Они накопили капитал благодаря большой склонности сельского населения к сбережению своих денег, процветали за счёт обнаружения новых экономических секторов с огромным потенциалом и соответственно вложения своих же денег в эти секторы. Осуществлялось это методом инвестирования в дочерние компании тех или иных магнатов. Это было несколько схоже с японо-корейским банковым бизнесом, разве что тайский случай не был столь структурирован и организован.

Общий экономический курс Таиланда в этот период был ориентирован на сельскохозяйственный рост - ориентированный в первую очередь на экспорт – и дочерней импортозамещающей индустриализации (12).

____________________________________________

Примечания:

1 – «4 Asian currencies plunge to record lows», New York Times, January 7, 1998, D2. В первые три дня индонезийская рупия потеряла 26% своей ценности.

2 – The Lex Column, Financial Times, March 3, 1998, p. 18

3 – Peter Warr (1998) – рост валюты оценивается в +30% в период с 1988 по 1997.

4 - Уменьшение роли государства в плане контроля рынка.

5 - CAC, capital account convertibility; денежная политика, направленная на проведение торговых операций по переводу местных финансовых активов в иностранные и определяющая курсы валют по рыночному курсу.

6 – деноминировать - официально измерять или установить значение облигаций/валюты/etc. по стоимости определённой валюты.

7 – товары делятся на торгуемые, которые могут участвовать в международной торговле, и неторгуемые, которые не могут свободно перемещаться: земля, недвижимость и т.д.

8 – CAB, current account balance - разница между суммами экспорта и импорта.

9 – Фискальная политика, или же бюджетно-налоговая – политика государства, направленная на стабилизацию экономики в краткие сроки и на уменьшение колебаний бизнес-циклов. Инструментами фискальной политики выступают расходы и доходы государственного бюджета - государственные закупки, налоги и трансферты.

10 - economy_en_ru.academic.ru/8261/Bretton_Woods_Sy... : послевоенная международная валютная система, оформившаяся на основе соглашений, достигнутых на Бреттон-Вудской конференции; основные положения: золото-долларовый стандарт, фиксированные валютные курсы, обратимость валют, создание МВФ и МБРР; страны-члены брали обязательство поддерживать обмен своих валют в доллары, а США - долларов в золото по цене 35 долл. за унцию для иностранных центральных банков; прекратила существование в 1971-1973 гг., когда произошла приостановка размена долларов на золото и введение плавающих курсов.

11 – «Государство развития» - попытка юго-восточных стран стимулировать развитие собственного капитализма, объединивший государственную политику, финансовый сектор и крупные компании для того, чтобы пробиться на международный рынок. Характеризуется усиленной промышленной политикой, финансированием науки, образования и стимулированием инноваций.

12 – Импортозамещающая индустриализация – ISI - развитие отраслей, производящих товары, заменяющие импортную продукцию. Проще говоря, попытка заменить иностранные товары своими и тем самым облегчить бремя собственной экономики.

@темы: Экономика, История