Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:16 

Обещанное о Монголии в начале XX века

Lekteris
Meine ehre heisst treue
... А вернее - о российско-китайско-монгольских отношениях в этот период.

Specially for Bercut_bird

Думаю, описывать внутреннее положение дел в Китае и Российской Империи/СССР бессмысленно - во-первых, это займёт очень много текста, а во-вторых, я полагаю, что с вопросами политических кризисов в оных странах все в нужной мере осведомлены. Тем не менее, очерчу некоторые аспекты международных отношений в начале XX века на пограничных территориях Китая, Маньчжурии и Монголии.

Начнём мы, однако, с Японии. Японии, которая после войны Босин и реставрации императорской власти стала на путь ускоренной модернизации, о героях которой я уже упоминал. И в той заметке я упомянул то, что является для нас крайне важным фактором. Речь идёт о японском империализме, который, впрочем, в середине-конце XIX века только зарождался. Сюда можно отнести план вторжения в Корею в 1876 году, но не следует забывать, что поначалу японский империализм, будучи ещё корпоративистским капитализмом по сути, обретал форму экономического давления на соседей - сиречь вкладов капитала в Китай, Корею и Тайвань, что упомянуто в ссылке.

Японо-китайская война 1894-1895 года стала первым, наиболее ярким событием во внешней политике обновлённой Японии. Однако не она является ключевой в нашем вопросе. Главным эпизодом, который заложил фундамент международных отношений в регионе, стала русско-японская война, победа в которой стала не просто японским успехом - в территориальном плане - но подвела черту под долгой историей попыток европейских государств (прежде всего - Англии) и США с помощью Японии ослабить позиции России в регионе.

Именно русско-японская война предрешила действия Японии в Монголии. До этого момента страна представляла объект соперничества как раз между Россией и Японией, а после упомянутого события субъект остался лишь один. В 1904 г. сфера влияния России проходила условно по такому пути: Северная Маньчжурия - Внешняя Монголия - Синьцзян, но об этом мы ещё поговорим.

Зададимся вопросом: чем была Монголия в начале двадцатого века?

В первую очередь следует заметить, что страна делилась на Бурятию, Внешнюю и Внутреннюю Монголию. Бурятия находилась в составе Российской Империи, Внешняя Монголия - Халха - это территории южнее пустыни Гоби, тогда как Внутренняя Монголия входила в Китай ещё с XVII в. и после Синьхайской революции получила статус автономии. "Новый курс" Китая в конце XIX века - который, впрочем, позже был провален - дал путь распространению китайского капитала в стране, так как все ограничения для китайцев здесь были сняты.

Борьба между Японией и Россией шла в первую очередь за Монголию Внешнюю, в первую очередь - как рынок сбыта. Тут сделаем отступление и скажем, что, разумеется, не только перечисленные государства пытались усилить своё влияние в Монголии, но ещё большую роль играл, например, Китай. Внешняя Монголия, кстати, куда более охотно смотрела в сторону Российской Империи, нежели чем на Китай - ибо пример Внутренней как бы намекал. Возвращаясь к итогам русско-японской войны, можно сказать, что соглашения Японии и России в 1907 и 1910 годах предусматривали разделение на определённые зоны влияния для каждой страны: Северная Маньчжурия и Внешняя Монголия - Российской Империи; Корея, Южная Маньчжурия и Внутренняя Монголия - Японии.

Пускай сама Монголия и была удачно расположена географически, но экономика её начала XX века по европейским меркам была ужасающе отсталой. Основа её - кочевое скотоводство - не давало ни намёка на какие-либо виды промышленности.

Монголы и местные китайцы традиционно исповедовали буддизм ламаистского толка, а религиозным лидером считался богдо-гэгэн, хутухта. Интересен тот факт, что практически половина мужского населения Монголии несло послушание в качестве лам в буддийских монастырях - дацанах.

Отдельным пунктом шел тот факт, что китайские чиновники были настроены резко против русского влияния в Монголии. Столица Внешней Монголии, Урга, в то время целиком и полностью зависела от решений Пекина. Впрочем, это было взаимно - поддержка антикитайских монгольских лидеров тому подтверждение. Забегая вперёд, скажем, что оная эффекта не возымела - царская власть не решилась на реальные силовые меры, опасаясь открытого конфликта.

Российское правительство пыталось изменить ситуацию прежде всего экономически-дипломатическим путём. "Особое междуведомственное совещание" по делам Монголии было создано в 1909 году при министерстве промышленности и торговли. Основной задачей оного аппарата было снаряжение экспедиций по изучению монгольского рынка. Тем не менее, особого успеха это не принесло - к 1911 ситуация не двинулась с места. Однако Российская Империя нацелилась на создание новых торговых фирм на территории Внешней Монголии.

Но - "не одной экономикой живы". В частности, важным фактором стал этнический вопрос. Бурят-монгольские и тувинские племена, разделённые между собой колонизацией в XVII-XIX в., способствовали усилению российских позиций в регионе. Немалым фактором стала и из религиозная общность. В первую очередь это касалось Южной Сибири, Забайкалья и Северной Монголии.

В борьбе за Монголию Китай тоже не стоял на месте. Этническое родство не было козырем в российском рукаве: более китаизированная Внутренняя Монголия тоже воспринималась Китаем как плацдарм для распространения своего влияния на север, что выразилось в создании "Бюро по переселенческим делам в Монголии" - оное было создано ещё в 1906 году и оказалось куда более эффективным, нежели российские экономические ведомства.

Китайские реформы коснулись, например, монгольских воинских частей, которые были заменены маньчжуро-китайскими. Похожие - но уже политические - монголо-маньчжурские комиссии создавались по всей Внутренней Монголии, а 13 октября 1907 года в Урге, Улясутае и Кобдо были основаны подразделения Дайцинского банка. Позже, правда, цинское правительство подписало постановление о "создании монгольского торгово-промышленного банка".

Обстановка во Внешней Монголии была куда интереснее и бодрее.

В отличие от Внутренней, Внешняя часть страны не была полностью ассимилирована ни китайцами, ни русскими. Тамошнюю политику в начале XX века можно описать как умелое лавирование между Китаем и Россией. Вовремя поспела и Синьхайская революция - развал цинского правительства вкупе с созданием идеологии панмонголизма окончательно уверил монгольских лидеров в необходимости максимальной (возможной) независимости. В 1911 году богдо-гэгэн Джебаун-Дамбахутухта VIII взошёл на монгольский престол. Это событие стало знаковым, ибо до этого религиозный лидер всегда был подчинён светскому правителю. Причины были экономические: ламаистская церковь к началу XX века уже стала крупнейшим собственником в стране, а в глазах обычных монголов богдо-гэгэн был олицетворением "живого Будды".

С другой стороны, именно это назначение стало символом консолидации монгольского общества: примирение светской и духовной элит в свете нового политического курса есть вещь крайне символическая. Особенно значимым это событие выглядело в свете событий 1911 года, когда на совещании высших руководителей Монголии было принято решение об отделении от Китая (Синьхай располагал), а Николаю II улетело письмо с просьбой о поддержке.

Собственно итогом всего этого движения стали русско-китайские переговоры в Кяхте в 1913 году, когда Внешняя Монголия была признана широкой автономией. Китай, впрочем, вследствие внутренних потрясений уже никак не мог повлиять на ход событий, и фактическая власть над регионом отошла к России.

В мае 1915 Китай, Россия и Внешняя Монголия подписали уже тройственное соглашение, по которому последняя считалась уже китайским вассалом. Многие элементы китайской правовой системы, тем временем, были в ходу у монгольского правительства: маньчжурское законодательство тому пример. Свобода действий Внешней Монголии, на самом деле, была иллюзорной: согласно договору, Внешняя Монголия не имела права заключать какие-либо соглашения с другими государствами.

Состояние Монголии в период революции в России и после оной расскажу в следующем посте.

@темы: История

URL
Комментарии
2014-05-18 в 15:29 

blue fox
Синий Лис
интересно. для меня монголия тоже "несуществующая страна", про нее всегда было так мало слышно, и в школе и потом. вот есть пятно но карте, а что там? - бог весть.

2014-05-18 в 15:41 

Bercut_bird
Любовь - это дофаминэргическая целеполагающая мотивация к формированию парных связей
Благодарствую.

2014-05-18 в 16:53 

Lekteris
Meine ehre heisst treue
blue fox, ну, Чингиз-хан - мем таки распространённый.

Bercut_bird, пожалуйста. Звиняюсь, что затянул, а вторая часть будет в самом скором времени.

URL
2014-05-18 в 16:55 

Lekteris
Meine ehre heisst treue
UPD: там ссылка на мой ЖЖ кривая была, поправил.

URL
   

The endless street called life

главная