Lekteris
Meine ehre heisst treue
Написал для журнала статью об эволюции. Краткую, простую, понятную. На две страницы. В общем, для шестнадцатилетних детей. Эта, впрочем, о китайских мифологических представлениях касаемо происхождения человека.


В философских представлениях жителей Поднебесной всегда царил хаос. По-разному окружающую среду толковали школы конфуцианцев, легистов, даоссов. Позже, с пришествием христианства и буддизма на китайские земли, ситуация усугубилась ещё больше.

Единственное, в чём различные мыслители Китая всегда проявляли согласие, было мнение, что мир родился из абсолютного хаоса. Что уже достаточно показательно.

В китайской мифологии главная роль отводится отделению неба от земли. Инь от ян. При этом инь воспринималось как женское, жестокое, тёмное явление, а ян – светлое, доброе, мужское. (Половое равноправие в китайской культуре уважалось ещё с древности.)

Впрочем, нельзя сказать, что права женщины в древнем Китае находились в упадке. Исторические источники свидетельствуют о многих советницах императоров, находившихся при дворце. Архаичные китайские мифы рисуют образ Нюй-ва, матери всего существующего, полузмеи-полуженщины. (Некоторые учёные спорят, стоит ли разделять эти понятия.)

Главное занятие Нюй-ва – ремонт неба, когда то обваливается. Она отрубает ноги гигантской черепахе, дабы подпереть ими четыре предела небосвода. Это миролюбивый персонаж с благими намерениями.

Нюй-ва приложила руку к созданию рода человеческого. Приложила буквально: согласно легенде, она лепила каждого человека по одному из жёлтой глины. Однако богиня оказалась нетерпеливой. Лепка быстро наскучила, поэтому Нюй-ва окунула верёвку в глину и взмахнула ею. Капли разлетелись по всей Поднебесной, и позже из них выросли люди.

Существует и другая версия происхождения человека. Согласно ей, Нюй-ва вовсе не была первым человеком в истории. Своеобразным китайским Адамом является Пань-гу. Выглядит он примерно так:



Во время появления Пань-гу мир представлял собой нечто вроде куриного яйца. Пань-гу быстро рос, и в итоге, спустя каких-то восемнадцать тысяч лет, он протянулся от земли до неба. Расстояние это составляло девяносто тысяч ли, или сорок пять тысяч километров.

На момент создания мира Пань-гу хорошеет:



Видите топор в его руках? Мощный инструмент, вовремя оказавшийся рядом, когда Пань-гу решил вырваться из тьмы и хаоса, прорубить, можно сказать, окно в мир. Когда он это сделал, светлые частицы поднялись вверх и образовали небо, а тяжёлые – осели и стали землёй.

Пань-гу утомился, решил отдохнуть и прилёг. С его вздохом рождается ветер и дождь, с выдохом — гром и молния, он открывает глаза — наступает день, закрывает — наступает ночь. Когда Пань-гу умирает, его локти, колени и голова превращаются в пять священных горных вершин, волосы на его теле — в деревья и травы, паразиты на теле — в людей.

Миф о том, что люди – паразиты с тела гигантского засони, безусловно, как ничто другое подтверждает гуманистический оптимизм китайской культуры.

@темы: Стёб