Lekteris
Meine ehre heisst treue
«Люди часто спрашивают меня, знаю ли я пророка Мухаммеда».

Неоднократно задавался вопрос: почему в такую организацию как, например, всё тот же распиаренный ИГИЛ уезжают люди, казалось бы, выросшие в совершенно иной культурой парадигме? Откуда в новостных блоках, посвящённых исламскому терроризму, появляются вести о славянах - русских, белорусах, украинцах – воюющих в рядах арабских организаций? Как получилось так, что одиозная студентка МГУ Варвара Караулова приняла ислам и пыталась сбежать в Сирию, навстречу черному знамени джихада?

Для того, чтобы найти ответ, достаточно оглянуться вокруг.

Одни, исполняя пророчества неомарксистов, захлёбываются священным культом потребления. Вторые сходят с ума, намертво закристаллизировав взгляд глаз и ума на экран телевизора, навечно замкнув на одной и той же повторяющейся программе параноидального бреда. Третьи живут непонятной, пугающей уродством жизнью постмодернистского хипстера: ловят покемонов в храмах, режут вены перед веб-камерой, подворачивают, подворачивают, подворачивают. Не только концы порванных джинс, но и изнанку реальности, обнажают, помимо щиколоток, мир наизнанку. Четвёртые живут широкой жизнью, потребляют, колят, нюхают, дают взятки, получают слепленные из пустоты дипломы, занимают пустотные должности, работают пустотные работы и проживают пустотную жизнь.

Безумие можно описывать долго. Этому посвящена не одна серия статей, уничижающих, высмеивающих, серьёзных. Попытаемся представить другую картину.

Наш герой смотрит вокруг, прямо как мы пару абзацев назад. Смотрит и понимает, что никакого места для него в этой агонии для него нет. Но как-то случайно он выходит на некий продукт исламской культуры – неважно, отчаянное ли это пение Муцураева о воинах исламской реконкисты, военные нашиды Абу Али или видео, на котором кому-то отрезают голову. Главное - он понимает, что есть альтернатива. Злая, яростная, безумная. Она максимально проста и максимально опасна. Общество – на какие бы уровни шизофрении оно не делилось – боится этой альтернативы до усрачки, до животной паники, которую, несомненно, заслуживает.

Философия проста, как АК74: существует нечто правильное, умеренное, нечто, где нет места всей грязи, что льётся на тебя отовсюду. Таких вещей на самом деле много, но сейчас, в эпоху постмодернистской дискотеки – ведь культура-то уже кончилась, теперь игры – есть лишь одно нечто, способное дать в руки неофиту автомат и волю делать то, о чём он втайне мечтает. Наш герой понимает: чтобы реализовать себя, не нужно гнаться за последним смартфоном, не нужно красить волосы в фиолетовый цвет, не нужно кричать о том, насколько ты уникален или что на Донбассе убивают детей. Тебе не нужно кричать ни одном, разве что одну фразу, которая слепит своей заклинательной краткостью и мощностью.

И вот тогда всё и начинается.